Электронная библиотека

Корней был два раза женат. Первая жена его была слабая, больная женщина и умерла без детей, и он уже немолодым вдовцом женился второй раз на здоровой красивой девушке, дочери бедной вдовы из соседней деревни. Дети были от второй жены.

Корней так выгодно продал последний "товар" в Москве, что у него собралось около трех тысяч денег. Узнав от земляка, что недалеко от его села выгодно продается у разорившегося помещика роща, он вздумал заняться еще и лесом. Он знал это дело и еще до службы жил помощником приказчика у купца в роще.

На железнодорожной станции, с которой сворачивали в Гаи, Корней встретил земляка, гаевского кривого Кузьму. Кузьма к каждому поезду выезжал из Гаев за седоками на своей парочке плохеньких косматых лошаденок. Кузьма был беден и оттого не любил всех богатых, а особенно богача Корнея, которого он звал Корнюшкой.

Корней в полушубке и тулупе, с чемоданчиком в руке вышел на крыльцо станции и, выпятив брюхо, остановился, отдуваясь и оглядываясь. Было утро. Погода была тихая, пасмурная, с легким морозцем.

-- Что ж не нашел седоков, дядя Кузьма? -- сказал он. -- Свезешь, что ли?

-- Что ж, давай рублевку. Свезу.

-- Ну и семь гривен довольно.

-- Брюхо наел, а тридцать копеек у бедного человека оттянуть хочешь.

-- Ну ладно, давай, что ль, -- сказал Корней. И, уложив в маленькие санки чемодан и узел, он широко уселся на заднем месте.

Кузьма остался на козлах.

-- Ладно. Трогай.

Выехали из ухабов у станции на гладкую дорожку.

-- Ну а что, как у вас, не у нас, а у вас на деревне? -- спросил Корней.

-- Да хорошего мало.

-- А что так? Моя старуха жива?

-- Старуха-то жива. Надысь в церкви была. Старуха твоя жива. Жива и молодая хозяйка твоя. Что ей делается. Работника нового взяла.

И Кузьма засмеялся как-то чудно, как показалось Корнею.

-- Какого работника? А Петра что?

-- Петра заболел. Взяла Евстигнея Белого из Каменки, -- сказал Кузьма, -- из своей деревни, значит.

-- Вот как? -- сказал Корней.

Еще когда Корней сватал Марфу, в народе что-то бабы болтали про Евстигнея.

-- Так-то, Корней Васильич, -- сказал Кузьма. -- Очень уж бабы нынче волю забрали.

-- Что и говорить! -- промолвил Корней. -- А стара твоя сивая стала, -- прибавил он, желая прекратить разговор.

-- Я и сам не молод. По хозяину, -- проговорил Кузьма в ответ на слова Корнея, постегивая косматого кривоногого мерина.

На полдороге был постоялый двор. Корней велел остановить и вошел в дом. Кузьма приворотил лошадь к пустому корыту и оправлял шлею, не глядя на Корнея и ожидая, что он позовет его.

-- Заходи, что ль, дядя Кузьма, -- сказал Корней, выходя на крыльцо, -- выпьешь стаканчик.

-- Ну что ж, -- отвечал Кузьма, делая вид, что не торопится.

Корней потребовал бутылку водки и поднес Кузьме. Кузьма, не евши с утра, тотчас же захмелел. И как только захмелел, стал шепотом, пригибаясь к Корнею, рассказывать ему, что говорили в деревне. А говорили, что Марфа, его жена, взяла в работники своего прежнего полюбовника и живет с ним.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки