Электронная библиотека

-- Дурного в ней нет! -- сочувственно отзывался Игнат.

-- И прочная?

-- Дегтем вымажешься, баловник! -- предостерегал кучер. -- Нянюшка будет браниться.

Игнат служил в усадьбе первый год, но очень быстро сошелся с маленьким барином, и между ними завязалась странная, но искренняя дружба.

-- Вот как я у Луховских господ жил, -- начинал Игнат, -- была у них лошадь...

-- Ты у них до нас жил?

-- Нет. До вас жил я тут у одного купца... Конечно, нужда... Без нужды дня бы у него не прожил!.. Тоже в суд!.. А за что меня в суд? Разве я чужое брал?

-- А разве тебя купец хотел судить?

-- Чего уж там хотел! Прямо, значит, подал жалобу. Будто я у него лошадь и телегу увел. Жалованья не платил целый год, а отпустить тоже не отпускает. Живи! Мы с бабой и так и этак. Пользуется, значит, что пачпорта не было. Что ты тут делать будешь? Взяли мы с Матреной, с бабой моей, ночью лошадь в телегу запрягли, да и... домой. Не пешком же нам было идти, да еще с ребенком малым, до дому-то верст шестьдесят будет. Хватился купец, а нас и след простыл. Лошадь я бы ему вернул. Неужто взял бы? А он, вишь, рассвирепел, что даровой работник ушел, да в суд, да жалобу: так, мол, и так, обокрали.

-- И судили тебя?

-- Говорят, судили.

-- Ну как же?

-- А вот и так же! -- неопределенно отвечал Игнат, и густые брови его озабоченно хмурились, и все лицо надолго принимало угрюмое, почти страдальческое выражение.

-- А ты бы сказал, что не виноват, -- советовал Гриша серьезно.

-- Да разве меня спрашивали? У нас суды-то какие? Где она, соколик, правда-то? Судили, судили, да вором меня и сделали. Вот как!

-- Как сделали? -- жадно допытывался мальчик.

-- А вот так! -- хмурясь и горько усмехаясь, отвечал Игнат.

Иногда разговор принимал другое направление.

-- Разве Матрена твоя жена? -- спрашивал Гриша.

-- А то чья же! -- добродушно отзывался Игнат.

-- Чего же она не с тобой, а все в землянке хлебы печет? Игнат улыбался.

-- А чего ей тут со мной? Сказки мне, что ли, сказывать?

-- Зачем сказки? -- горячо возражал мальчик. -- Мама сказки папе не рассказывает, так живет... А Полька, значит, твоя дочь?

-- Значит, дочь.

-- А еще у вас дети были?

-- Нет, только и всего.

-- Отчего у вас больше не было? Игнат смеялся и крутил головой.

-- Ну уж и ребенок! -- говорил он.

-- Чего смеешься? -- слегка обижаясь и объясняя свою мысль, продолжал Гриша. -- Вот у папы с мамой трое детей... Игнат! -- ласково просил он тут же, заглядывая в глаза своего приятеля. -- Когда уедем в город, ты уж побереги моего Королька.

-- Уберегу! Уберегу! -- обещал Игнат. -- Да только, милый, как бы мне раньше вашего не уехать.

-- А куда? -- удивленно спрашивал мальчик.

-- А вот... туда! -- с своей обычной загадочной манерой отвечал Игнат.

Нередко задушевную беседу друзей прерывала старуха-няня.

-- Гришенька! Здесь, что ли? -- спрашивала она, заглядывая в сарай. -- И что это, право, -- ворчливо продолжая! она, -- господское дите, а в конюшне живмя живет. Вот пожалуюсь маме! Скажите на милость: приятеля себе нашел! Иди сейчас, иди! А ты, непутевый, -- обращалась она к Игнату, -- чем тебе ребенка образумить, ты его пуще заманиваешь.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки