Электронная библиотека

-- Что ты тут сидишь? Иди к няньке, -- сказал он. Мальчик молчал и не трогался с места.

-- Гриша! -- строго крикнул отец. -- Тебе я говорю или нет?

Ребенок поднял голову и остановил на нем серьезный, неприязненный и пристальный взгляд.

-- Послушай, -- невольно смягчаясь, заговорил отец, -- ты, кажется, сердишься на меня? Я-то тут при чем? Разве я виноват? Это мне тебя следовало бы хорошенько отчитать: как ты смел кричать на урядника? Да говори же -- нетерпеливо крикнул он, чувствуя, что упорный взгляд сына раздражает и как будто стесняет его.

-- Пусть... -- тихо и спокойно сказал Гриша.

-- Что пусть?

-- Пусть ты меня бранишь. Мне теперь все равно. Отец немного растерялся.

-- Ну прекрасно! -- сказал он. -- А я с тобой теперь и говорить не хочу.

Он повернулся и направился к двери.

-- По-твоему, -- крикнул ему вслед Гриша, -- по-твоему, его вареньем кормить, как няня? Отец остановился.

-- Всякий делает свое дело, -- заметил он, -- исполняет свой долг. Уряднику приказано было ехать за Игнатом, он поехал. Он хороший, добрый человек, а ты обидел его. И ты обидел меня, няньку... За что?

Гриша медленно опустил глаза, и на лице его ясно выразилось недоумение и боль.

-- Нехорошо, брат! -- укоризненно заключил отец и вышел из комнаты.

Гриша сидел неподвижно.

"Нехорошо, брат! -- вспомнился ему укоризненный, почти ласковый голос отца. -- Нехорошо?.. Обидел?.. -- мучительно раздумывал мальчик. -- Я обидел... А они все... Игната... за что?"

Гриша опустил голову и по-детски нахмурился.

"Всякий делает свое дело... А как же вышло такое нехорошее, злое дело?.."

Он поднял глаза, и в его остановившемся взгляде застыл мучительно тяжелый вопрос.

Л. Авилова.

17-е июня

Бедствия войн и военных приготовлений не только не соответствуют тем причинам, которые выставляются в их оправдание, но причины их большей частью так ничтожны, что не стоят обсуждения и совершенно неизвестны тем, которые гибнут в войнах.

1

Безумие современных войн оправдывается династическим интересом, национальностью, европейским равновесием, честью. Оправдание войн честью самое странное, потому что нет ни одного народа, который не осквернил бы себя во имя чести всеми преступлениями и постыдными поступками. Нет ни одного, который во имя чести не испытал бы всевозможных унижений. Если же и существует честь в народах, то какой же странный способ поддерживать ее войной, т. е. всеми теми преступлениями, которыми бесчестит себя частный человек: поджигательством, грабежами, убийством.

Анатоль Франс.

2

Вы спрашиваете: необходима ли еще война между цивилизованными народами? Я отвечаю: не только "уже" не необходима, но никогда не была необходима. Не иногда, но всегда она нарушала правильное историческое развитие человечества, нарушала справедливость, задерживала прогресс.

Если последствия войн иногда и бывали выгодны для общей цивилизации, то вредных последствий было гораздо больше. Мы не видим их потому,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки