Электронная библиотека

Есть два предела: один тот, чтобы отдать жизнь за други своя; другой тот, чтобы жить, не изменяя условий своей жизни. Между этими двумя пределами находятся все люди: одни на степени учеников Христа, оставивших все и пошедших за ним; другие на степени богатого юноши, тотчас же отвернувшегося и ушедшего, когда ему сказали об изменении жизни. Между этими двумя пределами находятся различные Закхеи, отчасти только изменяющие свою жизнь. Но для того чтобы быть даже Закхеем, надо не переставая стремиться к первому пределу.

Л.Н. Толстой.

II

СВОБОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Нехлюдов стоял у края парома, глядя на широкую, быструю реку. Из города донесся по воде гул и медное дрожание большого охотницкого колокола. Стоявший подле Нехлюдова ямщик и все подводники один за другими сняли шапки и перекрестились. Ближе же всех стоявший у перил невысокий, лохматый старик, которого Нехлюдов сначала не заметил, не перекрестился, а, подняв голову, уставился на Нехлюдова. Старик этот был одет в заплатанный озям, суконные штаны и разношенные, заплатанные бродни. За плечами была небольшая сумка, на голове высокая меховая вытертая шапка.

-- Ты что же, старый, не молишься? -- сказал ямщик Нехлюдова, надевая шапку. -- Аль некрещеный?

-- Кому молиться-то? -- решительно наступающе и быстро выговаривая слог за слогом, сказал лохматый старик.

-- Известно кому -- богу, -- иронически проговорил ямщик.

-- А ты покажи мне, где он? Бог-то?

Что-то было такое серьезное и твердое в выражении лица старика, что ямщик, почувствовав, что он имеет дело с сильным человеком, несколько смутился, но не показывал этого и, стараясь не замолчать и не осрамиться перед прислушивающейся публикой, быстро отвечал:

-- И где? Известно, на небе.

-- А ты был там?

-- Был не был, а все знают, что богу молиться надо.

-- Бога никто же видел нигде же. Единородный сын, сущий в недре отчем. Он явил, -- строго хмурясь, той же скороговоркой сказал старик.

-- Ты, видно, нехристь, дырник. Дыре молишься, -- сказал ямщик, засовывая кнутовище за пояс и оправляя шлею на пристяжной.

Кто-то засмеялся.

-- А ты какой, дедушка, веры? -- спросил немолодой уже человек, с возом стоявший у края парома.

-- Никакой веры у меня нет. Потому никому я, никому не верю, окроме себе, -- так же быстро и решительно ответил старик.

-- Да как же себе верить? -- сказал Нехлюдов, вступая в разговор. -- Можно ошибиться.

-- Ни в жисть, -- тряхнув головой, решительно отвечал старик.

-- Так отчего же разные веры есть? -- спросил Нехлюдов.

-- Оттого и разные веры, что людям верят, а себе не верят. И я людям верил и блудил, как в тайге; так заплутался, что не чаял выбраться. И староверы, и нововеры, и субботники, и хлысты, и поповцы, и беспоповцы, и австрияки, и молокане, и скопцы. Всякая вера себя одна восхваляет. Вот все и расползлись, как кутята (1) слепые. Вер много, а дух один. И в тебе, и во мне, и в нем. Значит, верь всяк своему духу, и вот будут все соединены. Будь

(1) Щенки.

всяк сам себе, и все будут за едино.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки